Глава 3. Под вечер мы уже были в лагере сталкеров
Обмен учебными материалами


Глава 3. Под вечер мы уже были в лагере сталкеров



В «карантине молодняка», как называли небольшую деревеньку в низине, где находили временный приют новички, было не так безопасно, как среди ветеранов, но и тут частенько появлялись опытные сталкеры, в прямом и переносном смысле вдалбливающие науку жизни в Зоне. Большинство новичков навсегда оставалось здесь, по собственной воле или посмертно, кому как повезёт. Смертей было много, даже при наличии скудного ассортимента смертельно опасных вещей. То в аномалию влезут, то мутанты вдруг выскочат прямо перед зазевавшимся одиночкой, отошедшем от лагеря. А под боком КПП военных, оттуда не преминут пострелять из пулемёта по любой живой цели. Бывают трагичные случаи, когда молодой, спасаясь от жалящих очередей, пробегал перед рылами опешивших мутантов и в эйфории вседозволенности и ошибочного всемогущества скатывался с дороги к небольшому тоннелю под ней. Тут его и гвоздила воронка, много лет не меняющая своего жилища. А бродяги всё лезут и лезут.

Кондуктор прятался от греха подальше, носился где-то в окрестностях, а я направился к Сидоровичу. Тот восседал на своем привычном месте. Мне показалось, что он стал слегка дёрганым, когда я вошел, он вздрогнул. Глаза были какими-то безумными, на столе у торговца стояла початая бутылка водки. А закуски не было. Сильно же его удивил мой новый приятель.

- Чего надо, сталкер? – радушно встретил меня Сидорович. – Припёрся чего, говорю?

- А зачем ещё к тебе можно припереться, отец родной? – столь же тепло ответил я. – Артефактов принёс, торгануть хочу. А ты думал, я в гости заявился? На подарок не рассчитывай.

Глазки Сидоровича налились кровью. Он шумно набулькал в стакан "прозрачного" и выдул одним махом. Занюхал новеньким, в смазке, ПМом.

- Показывай, что там у тебя.

Я выложил на стол контейнеры, чувствуя, как осиротел рюкзак. Сидорович откинул крышки, полюбовался на артефакты и процедил:

- Барахло, много не дам! Или бери патронами.

Я подавил в себе желание стукнуть Сидоровича лицом о столешницу.

- Барахло? Для тебя уже и Колобок барахлом стал? По-моему, тебе надо завязывать с крепким алкоголем.

- Ты меня не учи, сталкер! – разорался барыга. Лицо его покрылось нежным румянцем. – Даю две тысячи за Колобок и по пятьсот за остальное.

- Пошёл ты в реактор. – мягко отказался я и повернулся на выход.

Ишь ты, две тысячи! За Колобок! Зря я его, что ли, из вот такой кучи жгучего пуха доставал? Негодование моё жгло душу сильнее, чем тот же пух – голые руки сталкера-новичка. Даже сильнее, чем голое лицо! Сидорович – барыга, но тут он превзошёл себя.



По пути от бункера торговца к лагерю я увидел мелькнувшую спину Кондуктора, он пробирался параллельным путём, значит, слышал весь разговор. В бараке лагеря я положил рюкзак под койку и присел обдумать дальнейшие планы. Кот заныкался в рюкзаке и молчал. Я воспользовался тем, что в помещении было пусто, вскрыл банку с тунцом, оставил её у рюкзака и вышел в бар.

В баре я увидел знакомого сталкера по прозвищу Боцман. Он славился своей въедливостью во всём, эта привычка осталась у него ещё с морского прошлого. Когда он подбирал себе снарягу, то чуть ли подкладку не отпарывал при проверке. Своими ручищами он почти ломал пополам подошву натовских берцев, проверяя её качество. А ведь её и холодец растворял не сразу. И не всю. Или потрёт кожу на ботинке так, что начинает горелым вонять, и нюхает, натуральная ли. Перчатки на его руках рвались после того, как он при примерке минут пять сжимал и разжимал кулаки. А если барыга начинал возмущаться, то рисковал померить эти кулаки своим лицом. И так Боцман выбирал всё, дотошно узнавая, где сделали вещь, сколько было у неё хозяев, из какого материала и прочее, прочее. При этом он всегда повторял: "Моряку нужно знать только две вещи – сайз и прайс". Барыги старались отказать Боцману в покупке под предлогом того, что вещь временно отсутствует в продаже или бракована, больше нервов потратишь, чем заработаешь на нём. А сталкеры уважали его и знали как честного и надёжного человека.

Боцман увидел меня, подскочил и сгрёб в охапку. Когда я пришёл в себя, он уже открывал бутылки пива и нарезал консервированную колбасу. Мы грохнули толстыми кружками и выпили.

- Какие новости? – поинтересовался я скорее из традиции, наслаждаясь холодным пивом.

- Новостей нет, а вот интересного масса. Слышал, тут новый мутант объявился? Вроде Химеры, только подохлее. Но наглый как танк. И матерится по-человечески. Вон, Сидорович недавно еле отбился от такого. Припёрся, говорит, хотел сожрать, а Сидорович его почти завалил.

На лице у меня, видимо, отразилось такое, что Боцман рассмеялся:

- Да свистит Сидорович. Небось, в штаны наложил, как увидел. С тех пор сам не свой, орёт на всех, борзеет не по-детски.

- То-то я смотрю, он хороший товар барахлом называет. Может, зря его тот мутант не схомячил.

- Наверняка! Я когда засомневался в его словах, он таким матерком загнул, у меня спина покраснела!

Я представил, как у боцмана Боцмана от мата краснеет спина и сам захохотал, чуть не подавившись пивом.

- Смех смехом, однако мутант, похоже, действительно есть. – отсмеявшись сказал Боцман. – Слухи ходят.

- Слухи всегда ходят. – ответил я – Монолит тоже вроде есть. И демократия.

- Насчёт демократии не знаю, а всё же стоит держать ухи востро. – произнес Боцман. – Пойду, выйду.

Я допил пиво, когда спина Боцмана исчезла в дверях, поднялся и пошёл спать. Под ноги мне попалась пустая банка, я запинал её в угол и лег.

- Ты чем-то озабочен, Котэ? – раздался в голове голос Кондуктора.

- Да, мне нужно продать артефакты, - ответил я. – А ты так запугал бедного барыгу, что он теперь слегонца не в себе.

Кот молчал, и я уже начал дремать, когда он наконец ответил:

- У меня есть план жуткой, кровавой мести. Если не возражаешь, завтра мы займёмся этим Сидоровичем вплотную.

Полчаса ушло на обсуждение плана. После чего мы стукнули руками по лапам и отошли ко сну. Перед тем, как уснуть, я услышал зловещий голос Кондуктора:

- Когда мы закончим, Сидорович будет завидовать зомби.

Наутро я ошивался рядом с бункером торговца и ждал начала спектакля. Кондуктор проник в бункер, повиснув на рюкзаке какого-то сталкера, явившегося по торговым делам. Парень был слегка навеселе, иначе как еще можно было не почувствовать, что рюкзак стал заметно тяжелее. В нужный момент Кондуктор десантировался под стол, а когда сделка состоялась, и Сидорович отлучился в складское помещение, проник под стойку торговца. Ничего не подозревающий Сидорович уселся в своё кресло и занялся учетом.

- Мяу. – раздался откуда-то нежный голосок.

Сидорович прислушался, всё было тихо.

- Мяу, - продолжил Кондуктор. – Мяу!

Сидорович испуганно оглянулся. Звук шёл, как казалось, отовсюду. К тому же в Зоне нет твари, которая бы мяукала. Это успокаивало, но не очень.

- Мяу, говорю. – разошёлся Кондуктор. – Ты что, не слышишь, торговая твоя морда?

Сидорович застыл на месте от ужаса. Дрожащей рукой попытался нащупать бутылку, но отдёрнул её, наткнувшись на что-то мягкое. Он закрыл лицо ладонями, стал раскачиваться в кресле и подвывать.

- Ты сошёл с ума? Какая досада, - умело издевался Кондуктор. – А что людям хамишь? Загордился, да?

- Я не хамлю, не хамлю, - повторял Сидорович, раскачиваясь всё сильнее. Кресло накренилось, и толстяк выпал из него. Напротив его лица жутко светились желтые глаза. Они вплотную приблизились, нос защекотало.

- Здорово, неудачник! – проговорил желтоглазый. – Мне нужна твоя душа!

Сидорович с воплем задёргал конечностями, пытаясь ползти. Наконец он вскочил на ноги и с размаху врезался в стеллаж, на котором лежали боеприпасы. Стеллаж рухнул, задев походную печку, та перевернулась и засыпала коробки с патронами горящими дровами. Сидорович орал где-то в глубине склада, Кондуктор бросился за ним. Его глазам предстало все разнообразие ассортимента, чего тут только не было. Кот подцепил когтями крышку ближайшего контейнера, зубами схватил самый красивый артефакт и одним прыжком вылетел через окошко стойки к лестнице наверх. В этот момент за его спиной поднялась отчаянная пальба, это огонь добрался до патронов. Кондуктор выскочил из бункера, чуть не сбив меня, и схоронился в лопухах. На звуки канонады сбегались сталкеры, кто-то сунулся было в бункер, но его тут же оттащили.

- Что за нах, а драки нет? – пробасил появившийся Боцман.

- Сидорович оружие пристреливает, - пожал я плечами.

- А, ну дело правильное, так дороже можно продать. – понимающе кивнул Боцман, развернулся и пошел в бар.

А я незаметно отделился от оживленной толпы и сходил за рюкзаком. Больше нам здесь делать было нечего.

По дороге к Агропрому ко мне присоединился Кондуктор, в зубах котяра тащил Золотую рыбку.

- Ты очумел, хулиган? Она ж радиоактивная! – в ужасе проговорил я.

- Да вадно, вжял, што крашиво лежало. Шолёненький. – невнятно проговорил Кондуктор. Я живо достал свободный контейнер и упаковал артефакт.

- Пойдём, добытчик. Рассказывай, что ты с Сидоровичем сделал.

Кот уселся на мое плечо и рассказал всю правду. С его слов я и записал этот рассказ.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная